Финансы

Почему Банк Англии не решится повторить за ФРС?

В августе Банк Англии повысил процентную ставку до 0,75% исходя из уверенности, что примерно через два года инфляция превысит установленный в его мандате целевой уровень – 2%, пеередает «Вести.Экономика»

 

Но повышение процентных ставок обычно негативно влияет на экономическую активность, а темпы роста экономики в Великобритании едва ли можно назвать бурными. Как отмечает британский экономист, научный сотрудник колледжа Святого Эдмунда (Оксфордский университет) Линда Юэ, Банку Англии следует задуматься над изменением своего мандата, с тем чтобы он включал также целевые темпы роста экономики.

В качестве примера в своей статье на Project Syndicate она приводит Федеральную резервную систему США, у которой двойной мандат – ценовая стабильность и максимальная занятость.

 

Британский экономист, научный сотрудник колледжа Святого Эдмунда (Оксфордский университет) Линда Юэ

 

«ФРС тоже повышает в этом году процентные ставки, но темпы роста экономики США превышают сейчас 4%, и ожидается, что по итогам года ВВП страны увеличится примерно на 3%.

Напротив, британская экономика выросла всего лишь на 0,2% в I квартале этого года. Хотя Банк Англии ожидает небольшого скачка темпов роста и общегодового результата на уровне 1,5%, он называет этот уровень «максимально разрешенной скоростью». Более быстрый рост может создать инфляционное давление.

Учитывая, что уровень безработицы в Британии равен 4,2% (по мнению Банка Англии, это соответствует уровню полной занятости), наем новых работников будет означать повышение зарплат. А поскольку увеличение цен является функцией от зарплат плюс наценка, инфляция начнет расти. Решение Банка Англии повысить процентные ставки, несмотря на медленный рост экономики, объясняется его заботой о соблюдении целевого уровня инфляции – 2%.

В период с 1980 по 2007 гг. средние темпы роста британской экономики составляли 2,5%, поэтому прогнозируемые Банком Англии потенциальные темпы роста в размере 1,5% представляют собой значительное снижение. Виновником этого являются низкие темпы роста производительности. С 1998 г. и до мирового финансового кризиса 2008 г. среднегодовые темпы роста производительности составляли 2,25%. Теперь Банк Англии считает, что эти темпы будут ближе к 1-1,25%.

Замедление производительности происходит во многих развитых странах, причем причины этого остаются неясными: негативные демографические тенденции, снижение инвестиционного спроса или любое другое из множества возможных объяснений. Однако Британия страдает от этого явления больше других. Между тем, замедление темпов роста экономики приводит к ожиданиям снижения процентных ставок.

Банк Англии впервые сделал оценочные расчеты, какой именно может быть процентная ставка в условиях «новой нормальности» и в соответствии с его прогнозами темпов роста экономики. Вместо усредненной ставки 5%, которая доминировала в течение десятилетий до банковского кризиса, Банк Англии ожидает теперь процентные ставки на уровне 2-3%. Тем самым реальные (с учетом инфляции) процентные ставки будут ниже 1%. Это не так уж далеко от оценок перспектив процентных ставок в других развитых странах, которые также столкнулись со снижением производительности.

Ключевая процентная ставка Банка Англии с 2014 г.

 

Поскольку Банк Англии решил, что экономика уже растет в соответствии с полным потенциалом, он повысил процентные ставки сейчас, хотя темпы роста ВВП низки и согласно прогнозу достигнут уровня 1,7-1,8% лишь в перспективе до 2021 г., на котором заканчивается срок прогнозирования. Именно поэтому последнее решение Банка Англии выглядит странным. Не вызовет ли повышение процентных ставок, влияющих на кредитование, расходы и инвестиции домохозяйств и компаний, еще большее замедление темпов роста экономики?

Да, разумеется, монетарная политика влияет на бизнес-циклы, а не на долгосрочные перспективы экономики, которые зависят среди прочего от технологических инноваций и квалификации рабочей силы. Именно поэтому действия Банка Англии не изменят потенциальные темпы роста британской экономики. Но разве не позволил бы мандат на таргетирование экономического роста взять Банку Англии несколько более длительную паузу, прежде чем повышать ставки, в условиях когда темпы роста анемичны?

Рассмотрим сценарий, при котором у Банка Англии есть мандат на максимизацию темпов роста экономики и на соблюдение целевого уровня инфляции 2%. Если монетарные власти ожидают, что в течение двух лет инфляция достигнет 2%, но темпы роста экономики будут менее 2%, тогда им придется сбалансировать повышение ставки с экономическим торможением, которое может вызвать подобный шаг. Иными словами, хотя целевой уровень инфляции может быть достигнут, в условиях вялых темпов роста экономики Банк Англии мог бы немного дольше искать баланс между двумя целями. Аналогичным образом ФРС присматривает за уровнем занятости, хотя монетарная политика реально не влияет на долгосрочный экономический рост.

Трудность здесь возникает в том, что сложно оценивать потенциальные темпы роста экономики, поскольку они могут меняться. Если темпы роста производительности повысятся, тогда темпы роста ВВП на уровне 2,5% вновь станут «максимально разрешенной скоростью». Центральный банк с мандатом на рост экономики мог бы действовать немного более осторожно, с тем чтобы его действия не тормозили активность, которая может повысить национальный выпуск до нового потенциального уровня.

У Банка Англии есть еще одна причина подумать над мандатом, который включает рост экономики: ослабление связи между инфляцией и остальной экономикой. Иными словами, в отличие от событий прошлого рост цен сейчас не связан тесным образом с безработицей или объемами выпуска.

Например, инфляция была высока сразу после кризиса 2008 г.; можно было бы подумать, что британская экономика переживает бум, хотя это было не так. Уровень безработицы тогда тоже был достаточно высок. Цены повышались из-за ослабления фунта, что привело к росту стоимости импорта, и из-за высоких мировых цен на нефть.

В этот период Банк Англии часто не соблюдал целевой уровень инфляции, что вызывало критику по поводу бесполезности такого таргетирования. Но причина отказа повышать процентные ставки была очевидна: экономика старалась справиться с последствиями Великой рецессии. Если бы экономический рост напрямую был частью его мандата, Банк Англии мог бы лучше объяснить свои действия в такой ситуации – и лучше доказать свою приверженность соблюдению ценовой стабильности.

Таргетирование одной только ценовой стабильности срабатывало, когда инфляция была более надежным показателем динамики бизнес-циклов. Но теперь, когда это уже не так, Банку Англии – и, возможно, другим центральным банкам – следует подумать об изменении мандата, чтобы таргетировать еще и рост экономики».

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»