Финансы

Банковский кризис в России «потопит» Ирландию

 

VPB Funding Ltd., ирландское подразделение «Внешпромбанка», расположенный в сером офисном здании в Дублине недалеко от паба, в котором любит бывать премьер-министр страны Энда Кенни, выполняет единственную функцию: продает облигации, сообщает vestifinance.ru.

В 2013 году было выпущено $225 млн облигаций, средства от которых были переведены на счет Внешпромбанка. Его лицензия была отозвана в прошлом месяце после того, как российские власти обвинили руководство банка в фальсификации счетов и разворовывании активов.

Дублин, центр банковского кризиса Европы, остается также и центром проведения незаконных операций, которые в немалой степени влияют на глобальный финансовый кризис.

«Есть обеспокоенность тем, что ирландские SPV создают риски для других финансовых систем во всем мире, что может оказать эффект цепной реакции», — заявил преподаватель Dublin City University Шаен Корбет.

SPV выступают в качестве субъектов кредитования в теневой банковской индустрии, вне традиционной банковской системы. Ирландия наряду с Китаем, после США и Великобритании, выступает в качестве крупнейшего центра небанковских финансовых компаний, с объемом финансирования в 2,3 трлн евро ($2,6 трлн). Теневая банковская система страны, в том числе хедж-фонды, страховые фонды, более, чем в 10 раз превышают размер экономики.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА
SPV или SPE (от англ. special purpose vehicle) — компания специального назначения, или «проектная компания», созданная для реализации определённого проекта или для определённой цели.

В то время как большая часть банковской системы находится в ведении властей Ирландии, на нерегулируемые средства, в том числе, и SPV приходится полтриллиона евро.

Директор Департамента рынков Центрального Банка Ирландии Гарет Мерфи заявил, что власти должны сотрудничать в условиях, когда SPV, расположенные в Дублине, связаны с «немецким или французским центробанком, который проводит операции повсюду».

Исследование полного финансового ландшафта не было проведено на хорошем уровне. Один из уроков финансового кризиса заключается в том, что узкий, внутренне ориентированный подход действительно не работает на фоне глобального характера финансовых услуг.

Подобный сценарий разыгрывался и раньше. В 2007 году в Германии Landesbank Sachsen Girozentrale запросил 17 млрд евро экстренной кредитной помощи у группы немецких банков после того как в Дублине SPV не смогли выплатить свои долги.

Власти Ирландии начали собирать данные об SPV, и приняли участие в прошлом году в ежегодном обзоре теневой банковской системы Совета по Финансовой стабильности (FSB), группы регуляторов, контролирующих мировую финансовую систему. В докладе рассматриваются 26 юрисдикций, хотя некоторые страны с большими теневыми финансовыми операциями, такие как Люксембург, не участвовали.

«Центробанку нужна такая инфорация только с тем, чтобы получить представление о масштабе происходящего», — заявил партнер бухгалтерской фирмы PricewaterhouseCoopers в Дублине Энда Фонан.

Трансграничные риски

Ситуация с Внешпромбанком лишь вскрыла некоторые из рисков, которые центробанк Ирландии стремился определить. Компания-кредитор, который перевел миллиарды рублей в депозиты некоторых крупнейших государственных компаний России, в том числе нефтедобывающих компаний «Роснефть» и «Транснефть», выстроил финансирование таким образом, чтобы собрать денег для «общих корпоративных целей», а также «диверсифицировать источники финансирования».

В прошлом году российские регуляторы обнаружили дыру в балансе Внешпромбанка в 187 млрд рублей ($ 2,5 млрд), которые, судя по всему, были растрачены бывшими менеджерами на недвижимость, дорогие автомобили и финансовые инструменты. Банк находится под управлением центробанка России, после чего последует ликвидация, сообщил представитель Агентства по страхованию вкладов России.

Центробанк Ирландии заявил, что всем проспектам предстоит пройти «надежный процесс утверждения», а также что долговые бумаги Внешпромбанка были выпущены до того как США и Евросоюз ввел санкции в отношении России в 2014 году. Продажи были ограничены инвесторами и использование доходов оказалось «четко раскрыто».

Теневые банковские активы разрослись после финансового кризиса не только в Ирландии. В мировом масштабе кредиты, выданные нефинансовыми компаниями были оценены в $36 трлн в конце 2014 года, после роста в среднем на $1,3 трлн в год, начиная с 2011 года. Регуляторы, обеспокоены тем, что банки могут использовать теневое кредитование, чтобы избежать новых правил.

До конца 2015 года, ирландские SPV не обязаны были предупреждать центральный банк об их присутствии в Дублине, кроме случаев, когда их деятельность затрагивала регулируемые области.

Чиновники сталкиваются с проблемами в области мониторинга SPV из-за «сложности и непрозрачности сделок», заявил Центробанк Ирландии в докладе в июле прошлого года. Крупнейшими заемщиками в данном случае являются США, Великобритания.

В Ирландии создано около 2100 компаний, в соответствии с законодательством, которое регулирует SPV, в том числе около 1400 с 2010 года, заявил министр финансов Ирландии Майкл Нунан. Даже налоговые органы не знают, с каким количеством активов имеют дело эти фирмы, сказал он.

«Риски могут расти в рамках теневого банковского сектора», — заявляется в сообщении Европейского центробанка.

Согласно ирландскому закону, субъекты структурированы таким образом, что транзакции приносят малую, либо вовсе не облагаеую налогом прибыль. Их акции принадлежат благотворительны фондам, которые могут держать свои активы и обязательства на балансах сторон, которые их используют. Юридические фирмы, как правило, создают тресты и часть сборов которых идет на благотворительность, которая является частью их структуры, заявляют юристы.

 

Источник: vestifinance.ru

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»