Финансы

В ЕАЭС не спешат с переходом на единую валюту

Фото: svpressa.ru

 

России и ее партнерам рано переходить на алтын или евраз, считают в Банке России и органах ЕАЭС, пишет газета «Известия». Изучив вопрос по поручению президента, Центробанк решил отложить проработку вопроса по введению единой валюты на территории Евразийского экономического союза, куда входят Россия, Белоруссия, Казахстан, Армения и Киргизия. Об этом изданию сообщили в пресс-службе регулятора.

 

«Для рассмотрения вопроса о введении единой валюты предварительно требуется в полном объеме завершить строительство экономического союза в рамках ЕАЭС, обеспечив свободное движение товаров, услуг и капиталов на его территории», — сказал представитель регулятора. По его словам, позиция Банка России по этому вопросу совпадает с точкой зрения ЕЭК.

 

По словам источника в ЦБ, для введения единой валюты на территории ЕАЭС нужны согласованные позиции центробанков стран — участниц союза, единые денежно-кредитная, налоговая политика, согласованный валютный курс и пр.

 

Свобода движения капитала в настоящее время ограничена в том числе за счет ограничений на деятельность иностранных компаний, говорит начальник методического управления Национального рейтингового агентства Максим Васин. Присутствуют также определенные моменты, ограничивающие свободное перемещение товаров в свете российских антисанкций, введенных в августе 2014 года, отметил он. Гражданские кодексы стран ЕАЭС должны быть приведены к единообразию, и на это могут уйти годы, добавила адвокат Нина Еремина.

 

Как известно, в марте 2015 года, после трехсторонней встречи с Александром Лукашенко и Нурсултаном Назарбаевым в Астане, президент России Владимир Путин поручал Центробанку и правительству проработать вопрос о введении единой валюты на территории ЕАЭС в срок до 1 сентября 2015 года — и в итоге ЦБ подтвердил предварительный вывод экспертов Евразийской экономической комиссии (ЕЭК), которая является исполнительным органом ЕАЭС.

 

«На территории ЕАЭС сейчас нет достаточных товарных потоков, потоков услуг, капитала, инвестиций, — говорилось в аналитической записке ЕЭК. — В частности, по итогам 2014 года доля взаимной торговли стран ЕАЭС в общем объеме внешнеторгового оборота составляет 11,7%. Для сравнения: в Евросоюзе объем взаимной торговли товарами, услуг, взаимных инвестиций — 60%. То есть между странами ЕАЭС пока недостаточным является уровень экономического взаимодействия. Кроме того, важнейшая проблема экономического развития стран союза — недостаточно высокий уровень их конкурентоспособности. В товарной структуре экспорта государств ЕАЭС в третьи страны преобладают минеральные продукты (по итогам 2014 года — 73,3% от общего объема их экспорта в третьи страны). Наибольшую долю в импорте занимают машины, оборудование и транспортные средства (в 2014 году — 45,5% совокупного импорта), продукция химической промышленности (16,4%), продовольственные товары и сельскохозяйственное сырье (13,5%). Анализ внешней торговли государств ЕАЭС, структуры их экспорта и импорта свидетельствует о сохранении пока сырьевой направленности экономического развития стран союза».

 

В таких условиях, подчеркивали в ЕЭК, введение единой валюты на территории ЕАЭС не представляется возможным.

 

«В противном случае сохранится высокий уровень волатильности такой валюты от состояния мировых сырьевых рынков, а экономические шоки будут распространяться на весь экономический союз, — сказано в отчете ЕЭК. — Сегодня перед странами Евразийского союза стоят серьезные задачи по модернизации и диверсификации национальных экономик, развитию производств с высокой добавленной стоимостью. Важное значение имеет принятие мер по развитию технологической и научной кооперации, корпоративной интеграции, стимулированию инновационной деятельности экономических субъектов, реализации политики освоения экономиками стран союза производств, основанных на пятом и шестом технологических укладах. Реализация данных направлений будет способствовать повышению конкурентоспособности наших стран, устойчивому их развитию».

 

«Насколько мне известно, нет общей консолидированной позиции участников ЕАЭС и четкого согласия между ними о введении единой валюты», — комментирует Максим Васин. «К примеру, в апреле 2015 года вице-министр национальной экономики Казахстана Тимур Жаксылыков заявил, что Республика Казахстан исключает введение единой наднациональной валюты в рамках ЕАЭС. «На мой взгляд, перспективы туманны, так как экономики стран ЕАЭС достаточно разные, стратегии развития у них также отличны. Помимо тесной экономической интеграции и снятия таможенных и иных ограничений, для введения единой валюты необходима и интеграция денежной политики, и в какой-то мере — отказ от национального суверенитета в вопросах денежно-кредитной политики. Вряд ли страны ЕАЭС сейчас к этому готовы», — отметил он.

 

Константин Корищенко, бывший зампред ЦБ, а ныне завкафедрой фондовых рынков и финансового инжиниринга РАНХиГС, считает, что ЕАЭС придерживается правильного, осторожного курса на выравнивание экономик стран — участниц союза перед введением единой валюты на его территории. «Все мы помним негативный опыт по введению евро на территории ЕС, за которым последовало падение экономик Испании и Греции, потому что у экономик разных стран разная цикличность, — поясняет Корищенко. — До евро европейцы пользовались ЭКЮ (Еuropean currency unit) — единицей, включающей корзину национальных валют», — напомнил он.


Источник: EADaily

Похожие статьи

Кнопка «Наверх»