Бизнес и экономика

Сколько стоят панты? Как в Казахстане зарабатывают на маральих рогах и насколько рентабелен этот бизнес

Рост доходов от продажи пантов в Казахстане замедлился.

Промышленное мараловодство в Казахстане переживает не лучшие времена. Цены на панты маралов на экспортных рынках остаются невысокими, а затраты на разведение этих благородных оленей занимают больше половины выручки от продажи рогов. Выживает отрасль, которую на иностранных выставках позиционируют как национальный бренд Казахстана, только благодаря туристам.

Домом для маралов является высокогорье. И чем ближе условия содержания этих парнокопытных в неволе к их естественной среде обитания, тем более ценными являются их панты. Ученые подтвердили: молодые срезанные рога этих оленей содержат настоящий эликсир здоровья. Кровь из рогов в Казахстане пьют, делают обёртывания, пантовые ванны, бальзамы. Сами рога вываривают, сушат и готовят из них лекарственные препараты, БАДы. Потеря рогов для животных — стресс, но не смертельный. В Казахстане самым подходящим местом для содержания маралов в неволе является восточный регион, где расположена наша часть Горного Алтая. Это Катон-Карагайский район, подножье горы Белуха.

Судя по данным Бюро национальной статистики, всего в Казахстане в 2021 году было зарегистрировано 8,6 тыс. голов маралов, разводимых в крестьянских хозяйствах. Из них 94,4%, или чуть более 8 тыс. животных, насчитывалось в Восточно-Казахстанской области. В регионе разведением благородных оленей занимаются 18 мараловодческих хозяйств. За год они производят 5 тонн пантов (всего по республике — 5,3 тонны). Самым крупным маральником на востоке считается ТОО «Катон-Карагайский олений парк». Его возглавляет Нурлан Токтаров — кандидат технических наук, председатель Республиканской палаты мараловодов, учёный, разработавший совместно с Академией питания эликсир «Восточный». За свои целебные энергетические свойства эта БАД на основе крови марала была включена в меню питания космонавта Талгата Мусабаева.

Другими известными хозяйствами региона являются КХ «Дамир», «Маралды», «Баян», «Долина царей». Практически каждая мараловодческая ферма имеет свои пантолечебницы, гостевые домики и активно привлекает туристов и желающих пройти курс оздоровления. Эта тенденция — переход от производственного, сырьевого направления мараловодства к туристическому — наблюдается в области на протяжении нескольких последних лет.

Для фермеров такое решение — единственная возможность сохранить поголовье и продолжать заниматься мараловодством. Одна из главных причин низкой рентабельности сырьевого кластера — невысокая экспортная цена на рога. Если в начале 2000-х стоимость килограмма пантов составляла 1 тыс. долл. США, то в последние пять лет — всего лишь 200–280 долл. США. Продажи шли в основном в Южную Корею и Китай. Между тем держать в неволе этих животных дорого. Им нужны свободный выпас, большая огороженная территория, подкормка, селекция и многое другое. Чтобы правильно перерабатывать ценный субстрат — пантокрин, — необходимы оборудование и собственное мини-производство.

Экономику сырьевой стороны этого бизнеса помогают понять данные статистики. Согласно информации Бюро нацстатистики РК, затраты на производство пантов маралов в РК за 2021 год составили 144,1 млн тг. И хотя затраты незначительно снизились за год (на 6,8%), их доля от стоимости реализованных пантов осталась высокой (55,4%).

За тот же отчётный период мараловодческие хозяйства продали рогов на 260,3 млн тг. Это лишь на 2,5% больше, чем в 2020-м (253,9 млн тг). А если принять во внимание годовую инфляцию, девальвацию и шоки пандемии, можно предположить, что динамика роста продаж и вовсе была минусовой. По оценкам экспертов отрасли, рентабельность мараловодства остаётся в пределах 8%–10%. Из-за этого многие годы оленеводство в Казахстане субсидировалось государством.

О том, что отрасль находится в депрессии, мараловоды начали говорить в СМИ ещё в 2018 году, когда госчиновники урезали выделяемые субсидии сразу в четыре раза — с 41 тыс. до 10 тыс. тг на одну самку. До 2020 года отрасль субсидировалась по линии Министерства сельского хозяйства, а в первый год пандемии вопросы господдержки были переданы на региональный уровень.

Официальные данные с сайта акимата ВКО позволяют оценить, как чиновники региона отнеслись к поддержке этого национального бренда. В 2020 году из бюджета ВКО субсидии были выделены в прежнем минимальном размере — 10 тыс. тг, всего они составили 9 млн тг. В 2021-м мараловодство вообще не включили в список отраслей, требующих помощи. В прошлом году объём дотаций увеличили до 30 млн тг.

Решение на 2023 год — снизить объём госсубсидий в три раза, до 9,5 млн тг. Несмотря на все экономические шоки последних трёх лет, власти региона решили, что размер поддержки не должен меняться с учётом инфляции и изменения курса нацвалюты. Поэтому в 2023-м тариф остался прежним — 10 тыс. тг на одну самку. При этом деньги должны пойти исключительно на ведение селекционной и племенной работы. Все другие виды поддержки, которые раньше держали оленеводов на плаву (субсидии на строительство ограждений, покупку животных и т. д.) теперь остались в прошлом.

Судя по направлению развития мараловодства, фермеры уже и не надеются на помощь со стороны государства. В последние несколько лет предприниматели активно начали переориентацию на внутренний рынок. Сделали ставку на туристов, которые приезжают в маральники лечиться, пить свежий пантогематоген, принимать пантовые ванны.

Мараловоды учатся не просто принимать туристов, но и обеспечивать им широкий спектр оздоровительных услуг, от косметологии до пантовых микроклизм. Судя по данным с сайтов лечебниц, в высокий сезон (во время срезки рогов) стоимость проживания и лечения в самых крупных мараловодческих хозяйствах в 2022 году варьировалась в пределах 34–46 тыс. тг с человека в сутки.

Source
energyprom.kz

Related Articles

Back to top button